Сегодня и вчера
С.С. Дукельский. Итоги деятельности украинской контрреволюции (так называемого “правительства УНР” и социал-соглашательских партий у.с.-д. и у.с.-р.) 1917–1920 гг.



Читать публикацию книги С.С. Дукельского «Итоги деятельности украинской контрреволюции...» в альманахе «Исторический вестник» т. 24, июнь 2018. В формате PDF.

Читать текст книги С.С. Дукельского «Итоги деятельности украинской контрреволюции...» в формате DOC.

Л.Ф. Кацис.К публикации книги «С.С. Дукельский. Итоги деятельности украинской контрреволюции (так называемого “правительства УНР” и социал-соглашательских партий у.с.-д. и у.с.-р.) 1917–1920 гг.

Публикация любого исторического документа требует соблюдения ряда правил историографического анализа, которые позволяют с максимально доступной точностью оценить как подлинность самого публикуемого документа, так и достоверность сведений, в нем содержащихся. Особенно это относится к текстам, связанным с внутренней жизнью или информированием компетентными органами друг друга или руководства страны. Здесь необходимо учитывать и специфический характер документа, и цели его создания, и интересы возможных адресатов. Поэтому, позволим себе предположить, что гриф «На правах рукописи» на публикуемой книге равен просто рукописному материалу, направляемому высшему руководству в одном-двух экземплярах, и означает он только степень секретности.

Еще одной особенностью создания подобных документов является их непосредственная близость к моменту совершения соответствующих действия политического, разведывательного и/или военного характера, конечный результат которых далеко еще не ясен, а актуальность и аппаратная, и политическая превышает все допустимое. Понятно, что историк находится в совершенно другой, если не прямо противоположной ситуации. В чем-то это помогает в оценке документа, а в чем-то, наоборот, уводит от истины. Более того, сегодня принципиально изменились полюса оценки действий участников событий. В еще недавней ситуации, по принципу «победителей не судят», красные в пределах советского мира были всегда и во всем правы. Сегодня, когда исторические оценки сместились, а страны, которую строили Ф. Дзержинский и С. Дукельский, уже нет, необходимо учитывать и реальную убежденность в своей правоте строителей Нового мира, и их представления с их же фобиями. Жестокость, далеко не гуманное отношение к противникам и т.д. одной стороны сталкивалось с точно такой же убежденностью представителей стороны другой. Поэтому простое переписывание истории со сменой «+» на «–» в оценке принципиального нового типа источника и его исторического контекста ничего не даст ни истории, ни науке.

Последнее особенно важно, если в дальнейшем опубликованный документ ляжет в основу документально фундированного исследования. Ни малейшей цели создания новых мифов на основе порой сенсационной информации из книги С. Дукельского у нас нет. Здесь мы имеем дело с более чем оригинальным и странным артефактом. Это типографски набранный книжный текст (!) с грифом «На правах рукописи» и с датой 1921 г. Пожалуй, это будет «посильнее» публиковавшейся ранее машинописной копии то ли не вышедшей, то ли уничтоженной книги С. Дукельского 1923 г., речь о которой у нас пойдет ниже. Публикуемая книга С. Дукельского 1921 г., хотя она хранится в Государственном архиве РФ, никогда не упоминалась исследователями, которые специально занимались публикациями и переводами другого ненапечатанного текста этого автора, носящего очень близкий характер. Причем текста более позднего, который по ряду параметров является очевидным хронологическим продолжением и сознательной, связанной с политической актуальностью момента, переработкой представляемой нами книги 1921 г. в текст года 1923-го.

Говоря о предыдущих изданиях, мы имеем в виду книги: Дукельский С. ЧК на Украине. Chalidze Publications. Canadian Institute of Ukrainian Studies, 1989 и Ю. Г. Фельштинский. ВЧК/ГПУ: документы и материалы. М.: Издательство гуманитарной литературы, 1995. 272 с. ISBN 5– 87121– 005—8.

Предисловие Ю. Фельштинского ко всей книге довольно широкого охвата, куда входит много чего, кроме интересующего нас текста, подписанного С. Дукельским, носит очень пропагандистский характер с понятным желанием разоблачить ложь о гуманизме амнистий, связанных с советской властью и ОГПУ. Этот аспект темы нас сейчас не интересует. Обе публикации текста С. Дукельского, как мы видим, подготовлены Ю. Фельштинским. Переводчики этого текста, например, на украинский язык, своих новаций не вносили. Поэтому мы говорим здесь только о первопубликаторе.

Поэтому приведем его историографическую справку о нашем герое и той его книге, которую мы только что упомянули: «Несколько слов о книге С. Дукельского “ЧК на Украине”. Она была набрана в Государственном издательстве Украины в Харькове в 1923 г., однако в продажу не поступила. Тираж ее был задержан и уничтожен. Лишь первая часть этой книги (предлагаемая читателю) * в небольшом количестве экземпляров была распространена среди высокопоставленных партийных руководителей. Автор книги Семен Семенович Дукельский был крупным чекистом. В 1919 г. он занимал должность секретаря Центрального управления особых отделов Южного и Юго-Западного фронтов, находящегося в г. Харькове, Губернаторская ул., д. 14 (в то время председателем Всеукраинской чрезвычайной комиссии [ВУЧК] в Харькове, Мироносицкая площадь, д. 7, был В.Н. Манцев, а начальником Управления Дукельского – Е.Г. Евдокимов). Центральному управлению особых отделов Южного и Юго-Западного фронтов было дано тогда право контролировать и наблюдать не только работу ВУЧК, но и украинского Совнаркома (так, Управлением были произведены аресты служащих в канцелярии Председателя Совета народных комиссаров Украины X.Г. Раковского). После окончания Гражданской войны Центральное управление особых отделов Южного и Юго-Западного фронтов вошло в состав ВУЧК под названием Особого отдела Всеукраинской чрезвычайной комиссии. Начальником его оставался Евдокимов.

Дукельский был переведен в Одессу, где получил должность председателя Одесского губернского отдела ГПУ, причем занимался среди прочего и контрразведывательной работой (шпионаж и дезинформация за границей) и был, видимо, руководителем дезинформационного отдела одесского ГПУ. Дукельский, в частности, сфабриковал дело и документы никогда не существовавшего “Комитета спасения Родины”. Однако его работа в отношении “Комитета спасения Родины” была признана слишком грубой и низкопробной: в январе 1922 г. за самовольные действия (выразившиеся в публикации без согласия центра материалов о “Комитете” за границей – с целью дезинформации) он получил выговор от руководителя Иностранного отдела ГПУ М. Трилиссера, но в должности понижен не был. Именно после инцидента с документами “Комитета спасения Родины” Трилиссер дал общее указание всем губернским отделам не публиковать дезинформацию за границей без согласия центра .

Очевидно, что написанная Дукельским примерно в эти месяцы книга “ЧК – ГПУ”, как и его работа по дезинформации не были одобрены начальством; по крайней мере именно из Москвы пришел приказ об аресте и уничтожении набора книги об украинской ЧК. Известная как первый том “Украинской Красной книги ВЧК” (по аналогии с вышедшим в начале двадцатых годов двухтомником “Красная книга ВЧК”) работа Дукельского сохранилась, видимо, лишь в архиве Гуверовского института, но не в оригинале, а в перепечатанном на машинке виде. Настоящее издание публикуется по этой архивной копии».

Поскольку материалы автора охватывали только деятельность карательных органов советской власти на Украине и поскольку сохранилась только первая часть книги – об украинской ЧК, работа Дукельского дается нами под названием “ЧК на Украине”».

Никаких сведений о том, как Фельштинский узнал о судьбе книги, ее наборе, тиражировании, рассылке высшему руководству, номерах приказов, запретах, и т.д., публикатор не привел. Похоже, это просто типичный журналистский или любительский текст о такого рода документах, не требующий обоснований даже в случае, если публикатор располагает лишь копией текста неизвестного происхождения. Однако Ю. Фельштинский не любитель, а профессионал. И прочитанное поэтому удивляет…

Итак, наш предшественник располагал лишь машинописной копией текста, который был очевидным образом написан после представляемой нами книги. Мы, в отличие от Ю. Фельштинского, обладаем печатным экземпляром текста с очень необычной пометой «На правах рукописи». Нам представляется, что книга, сохранившаяся не более чем в двух экземплярах, подлинная книга, а не машинописная копия сочинения неизвестного происхождения, является базовой для всей дальнейшей оценки историографической и исторической ценности позднейших сочинений С.С. Дукельского на ту же тему. Более того, в отличие от тех документов по выдуманному «Комитету спасения Родины», которые направлялись для дезинформации за рубеж, наша первая книга, предназначенная исключительно для узкого внутреннего пользования тех, кому могут быть доступны материалы начальников Особых отделов ОГПУ «На правах рукописи», точно не была дезинформацией чекистами самих себя.

Мы говорим об этом в связи с тем, что, например, «Комитет вызволения Украины» фигурирует в обеих книгах Дукельского, а там же можно встретить и имя Ивана Приймы, который современными украинскими источниками открыто и недвусмысленно называется «– член повстанческого комитета» . Поэтому не стоит, накладывая заведомо дезинформационные поздние вполне русские «Комитеты» на реально существовавшие их аналоги, исключать какую бы то ни было связь с реальностью текстов С. Дукельского о «Комитетах» украинских. Более того, теперь мы видим, что названия разного рода «Трестовских» организаций были очень близкими к реально существовавшим, пусть и на Украине, а не в России.

Второй момент, объединяющий обе книги – цитирование практически одинаковых мест из личного дневника Голубовича, многократного члена разных правительств свободной Украины. Еще интереснее то, что в позднейшей книге дается очень нелицеприятная оценка работе по подавлению бандитизма на Украине, которой посвящена специальная глава в публикуемой нами книге. Таким образом, взаимный анализ обоих источников – нашего печатного и Гуверовского машинописного – позволяет гарантировать подлинность более раннего и, с большой осторожностью, другого. Сейчас мы ограничиваемся только историографией. Однако подробное сравнение сведений об одних и тех же лицах, событиях, ситуациях, содержащихся в обеих книгах или текстах Дукельского, провести необходимо. Ведь в таком случае книга 1923 г. является уже позднейшей внутренней оценкой работы Дукельского и его соратников, которая описывалась в книге 1921 г. по горячим следам. Однако эта далеко не положительная оценка дается через два года самому себе опять же С. Дукельским.

Это оказывается важным для оценки достоверности сведений Дукельского, с одной стороны, и причин изменения отношения к ним буквально через три-четыре года после событий, описанных в публикуемой книге, – с другой. Не говоря уже о том, что книга 1923 г. начинается с рассказа о том, что «До сих пор на Украине еще не было издано ни одной книги, которая хотя бы до некоторой степени осветила колоссальную работу украинских органов ЧК – ГПУ, проделанную ими за время революции. Все материалы о деятельности этих органов лежали в архивах и не могли быть использованы даже периодической печатью, – отчасти из-за того, что несвоевременное появление в свет этих материалов могло помешать дальнейшей борьбе с врагами революции, а отчасти просто из-за недостатка времени, которое было так необходимо для активной борьбы.

Теперь же, когда Гражданская война на Украине уже закончена и республика перешла на мирное положение, явилась возможность приступить к восполнению этого пробела. Считаю необходимым оговориться, что в первой части этой книги, обнимающей деятельность ЧК и особых отделов Украины за 1920 г., не было возможности дать полную систематизированную картину всей работы указанных органов за этот период по той самой причине, что в 1920 г. мы имели еще весьма серьезные внешние фронты – польский и врангелевский – и большая часть материалов о деятельности некоторых органов ЧК, а главное – особых отделов армии, следовавших непосредственно за боевыми частями, затерялись или погибли во время стремительных наступлений и отступлений Красной армии. Кроме того, значительная часть лихорадочной работы особых отделов, проделанной в боевой обстановке, совершенно не могла быть систематизирована, а иногда даже и зафиксирована.

В силу этих обстоятельств мне при составлении первой части настоящей книги пришлось ограничиться только тем незначительным количеством материалов о работе ЧК на Украине, которое сохранилось после пронесшейся на Украине бури Гражданской войны и бандитизма. В первой части этой книги наспех, насколько позволяло время, собрана только незначительная часть наиболее характерных эпизодов из деятельности украинских органов ЧК за 1920 г. Она, несомненно, страдает многими дефектами внешнего характера, но мое внимание было обращено не на изящество стиля, а исключительно на верное изложение моментов борьбы, о которых сохранились материалы.

В предлагаемой книге мною принят хронологический порядок изложения. Первая часть охватывает три периода: первый период обнимает момент восстановления на Украине советской власти в 1920 г. до возникновения войны с Польшей, – второй период – войну с Польшей и Врангелем до перемирия с Польшей, и третий период – уничтожение Врангеля и переход республики на мирное положение. Здесь необходимо отметить, что для изложения 15-й главы – дело членов ЦК УПСР – я счел возможным воспользоваться материалами из стенографического отчета об этом деле, выпущенного под моей и З.Д. Мануильского редакцией, тем более что разработка и следствие по этому делу велись мною же».


Как видим, теперь получается, что сотрудничество С. Дукельского и З. Мануильского продолжилось и за границами служебного издания книги 1921 г. с предисловием последнего. Это, кстати, позволяет мотивировать и имя автора краткого введения к книге 1921 г. Если уж имя З. Мануильского находится этой книге, то обращена она «на правах рукописи» к лидерам заведомо более высокого уровня, чем на короткое время 1921 г. «перший секретар ЦК КП(б)У».

Похоже, что дело тут в начале процесса падения председателя Реввоенсовета или Наркомвоенмора Льва Троцкого, формально еще занимавшего свой пост, но уже подвергавшегося критике соратниками и будущими палачами. Формально имени Троцкого нет ни в первой, ни во второй книге. Однако в первой он присутствует негласно в двух очень болезненных и трудных для анализа и комментирования главах «Итогов деятельности украинской контрреволюции (так называемого «правительства УНР» и социал-соглашательских партий у.с.-д. и у.с.-р.) 1917–1920 гг.». Это главы о сотрудничестве С. Петлюры с Римским престолом и его же связи с международным масонством. Во второй книге ни имени Троцкого, ни каких-либо намеков на его деятельность или публицистическую активность нет. Между тем в первой книге 1921 г. это было совсем не так.

Для того чтобы это показать, нам придется воспользоваться публикацией гуляющей в интернете фотокопии неподписанной статьи Льва Троцкого «Петлюра, Ватикан и французские франк-масоны» https://nightbomber-y2.livejournal.com/45354.html Этот текст подписан 20 октября 1920 г.

Здесь читаем: «Связь Петлюры с масонами известна. Сам он вступил в Великую Украинскую Ложу масонов, чтобы пользоваться покровительством французских масонов, близких к государственной власти. С 25 декабря 1918 года Петлюра ведет постоянную переписку с представителями Генеральной ложи масонов во Франции непосредственно и через тов. министра иностранных дел Галипе. В распоряжении Особого отдела имеются письма Петлюры к Бенару, Пелисье и к Галипе, равно как и ответы Пелисье Петлюре. Незачем говорить, что эта переписка “дорогих братьев” (так называют друг друга масоны) касается преимущественно патронов и снарядов для борьбы против большевиков.

Но еще более интересна связь генерала Петлюры с Римским престолом, к которому он посылал специальные миссии. Откуда, однако, у Святейшего Римского Отца патроны и пулеметы? Объясняется дело тем, что во время империалистической войны Ватикан (Римский престол) платил по долговым обязательствам итальянского правительства Соединенным Штатам, снабжавшим Италию военными припасами. Другими словами, Римский папа занимался ростовщичеством в крупном масштабе, давая итальянскому правительству деньги в ссуду на военные расходы. Когда окончилась война, итальянское правительство, оказавшееся неспособным уплатить в срок долг Ватикану и располагавшее значительным количеством военных припасов, превышавшим потребность армии, продало их Римскому престолу через его контрагентов. Таким образом, Римский престол оказался собственником больших боевых припасов. А так как Святейший Отец сам ныне войны не ведет, то ему не осталось ничего другого, как превратиться в ЦУС (центральное управление снабжений) для других государств. Петлюра через своего посла графа Тышкевича вступил в торговые сношения с Римским престолом, причем за предметы боевого снабжения помимо чистогана предложил всемерное содействие Святейшему престолу и непротивление пропаганде католицизма на Украине. Более того, Петлюра обещал возместить католической церкви за разрушенное в гражданской войне имущество и согласился учредить на Украине Престол Римского Кардинала»


Подписи на документе нет, что может вызывать подозрения в его подлинности. Однако сведения его полностью соответствуют тем, что мы видим из документов Особого отдела, порой до текстуальных совпадений в книге С. Дукельского 1921 г.

А вот Дукельский: «В деле снабжения армии УНР и предоставления “правительству УНР” украинских военнопленных (до 50 000), находившихся в Италии, а также давления на клерикальную Республиканскую партию в Италии в смысле воздействия на парламент в признании УНР принимал участие римский престол. Объясняется это тем, что во время империалистической войны Ватикан платил по долговым обязательствам итальянского правительства Соединенным Штатам, снабжавшим Италию военными припасами. Когда же окончилась война – Италия, имея количество военных припасов, превышающее потребность Армии в мирное время, и не имея возможности платить по долговым обязательствам Ватикану, передало ему через его контрагентов в оплату долгов – военное снаряжение. Таким образом римский престол стал военным органом снабжения. Спрос был невелик в связи с концом войны. Петлюра через своего посла графа Тышкевича и впоследствии пастора Бона, находившегося при Ватикане, пытался получить через римский престол все необходимое для армии. Помимо существенных компенсаций частью богатств Украины, Петлюра обещал оказать содействие святейшему престолу и не противиться пропаганде идей и форм богослужения Ватикана на территории Украины, а также компенсировать за разрушенное имущество большевиками, охранять клир и даже изъявил готовность со стороны Директории видеть особого кардинала папского престола на Украине».

Обращаем внимание на прямую ссылку автора этого текста, подписанного в печать Реввоенсоветом Республики на материалы Особого отдела, того самого, где и работал Дукельский.

Более того, у нас есть еще одно подтверждение подлинности текста Троцкого, полученное опять же из чекистских кругов и опубликованное еще в 1960-е гг. и не один раз. Речь идет о книге Н.А. Равича «Молодость века», где в главе «Масоны, петлюровцы, деникинцы, граф Пирро» читаем: «В числе многочисленных организаций, созданных вторым отделом французского генерального штаба или существовавших на его деньги, была “Великая франкмасонская ложа” в Париже. Одним из “великих мастеров” этой ложи был капитан второго бюро Бенар».

Война не прервала связей между масонами враждующих стран. Это открывало широкие возможности для французской разведки. После того как было получено согласие Скоропадского вступить в масонскую ложу, из Вены прибыл некий австрийский подданный по фамилии Галип с большим количеством денег и полномочиями организовать «Генеральную украинскую франкмасонскую ложу». Действовал он совершенно свободно, ибо помимо того, что был австрийцем, имел и необходимые рекомендации к австро-германскому командованию. Как во всякой подобной организации, кроме прямых агентов, завербованных за деньги для целей разведки, туда попадали также и дураки и жулики.

После бегства Скоропадского Галип связался с Петлюрой, и Петлюра вступил в парижскую «Великую франкмасонскую ложу». Во всех капиталистических государствах могут меняться правительства и в зависимости от парламентских комбинаций происходить колебания в их внешней политике. Но разведка, как правило, действует самостоятельно на основе преемственности. Французская разведка, отбрасывая многочисленных лидеров украинских националистов, часть которых была крепко связана с Австрией, сразу остановилась на Петлюре, считая его основным козырем в игре. Поэтому Петлюра назначил Галипа товарищем министра иностранных дел и поручил ему вместе с военным министром генералом Грековым и начальником генерального штаба генералом Матвеевым вести первые переговоры о военном соглашении с французами в Одессе. В конце ноября 1918 года «Генеральная украинская франкмасонская ложа» была фактическим отделением французской разведки. От нее ездили регулярно курьеры в Париж и другие страны. В свою очередь ложа получала приказы, инструкции и инспектировалась уполномоченными «Великой ложи». В одном из своих писем Петлюра писал Бенару в Париж: «Я очень доволен, что брат Галип имел возможность изложить вам и братьям ‘Великого Востока’ Франции дела ‘Великой украинской ложи’, дела нашего народа. Я обращаюсь к вам, мой истинный брат, от имени всех братьев ‘Великой украинской ложи’ и прошу у вас моральной поддержки. Полный надежд, шлю вам братский привет. С.В. Петлюра». Следует заметить, что из 400 лож, 50 капитулов и 20 советов «Великого Востока», входившего в «Великую мировую франкмасонскую ложу» (другая часть ее называлась «Высокий совет»), значительное число находилось в разных странах. После бегства Петлюры из Киева бежал и Галип, но «братья» остались и продолжали работу». Не будем сейчас раскрывать все имена и события. Речь о них пойдет в соответствующих местах книги С. Дукельского и примечаниях к ним, лишь приведем кусочек послужного списка Н.А. Равича за интересующее нас время просто из Википедии: «Никола́й Алекса́ндрович Ра́вич (1899, Москва, Российская империя — 1976, Москва, СССР) — русский советский писатель, переводчик, драматург, киносценарист, историк и дипломат, добровольцем вступил в ряды Красной армии, участвовал в Октябрьском перевороте и Гражданской войне. Служил комиссаром на Украинском фронте, в качестве разведчика забрасывался в оккупированную поляками Белоруссию, после ареста польской контрразведкой и обмена военнопленными был распределен на Юго-Западный фронт в должности начальника секретно-информационного отдела при Ф. Э. Дзержинском.

В конце 1920 г. был направлен в Среднюю Азию. С 1921 по 1926 г. находился на дипломатической службе, исполнял обязанности генерального консула в Герате (Афганистан), Самсуне и Артвине (Турция). Этот период жизни подробно описан в автобиографической книге «Молодость века”» . Таким образом, это уже второй подлинный источник того же происхождения, что и книга С. Дукельского, равно как и Особый отдел, на который ссылается Троцкий. Да и речь у Равича идет все о тех же письмах и персонах. Теперь остается понять, почему большевики не стали использовать масонско-католический козырь после 1920–1921 гг., когда, например, Н.А. Равич был уже в Турции. Ответ на этот вопрос находится в работах историка масонства А. Серкова , который сообщал (приводим для краткости опубликованный реферат): «Документы, обнаруженные Андреем Серковым, отвечают однозначно: нет, это был не случай. Еще задолго до революции Симон (Семен Васильевич) Петлюра стал известен в масонских кругах России.

К 1912 году в Киеве возник один из наиболее крупных масонских центров в России – третий по значению после Санкт-Петербурга и Москвы. Основными организациями украинских масонов были ложа Апостола Андрея Первозванного и киевская ложа “Астрея” Великого Востока народов России. В рядах “вольных каменщиков” состояли видные деятели украинского национального движения – идеолог украинского национализма Михаил Грушевский, лидер украинских кадетов Николай Василенко, один из лидеров Украинской радикальной партии Модест Левицкий и др. Одним из активных “братьев” украинских лож являлся Симон Петлюра. Он входил в мартинистскую ложу “Нарцисс” (позже – “Нарцисс и Соединенные Славяне”), которая была учреждена по патенту Великой Ложи Италии. Летом 1917 года председатель Украинской Центральной рады Михаил Грушевский включил Петлюру в новое украинское правительство – Генеральный секретариат. Бывший бухгалтер стал военным министром. Надо признать, что Симон Петлюра проявил немалый организационный талант, сумев в считаные недели организовать национальную армию. В ноябре 1918 года Петлюра возглавил войска Украинской Директории, которые свергли режим гетмана и в середине декабря взяли Киев. 14 декабря Директория провозгласила восстановление Украинской Народной Республики. Фактическим главой Украины стал Симон Петлюра. В феврале 1919 года он был избран председателем Украинской Директории. Одновременно украинские “вольные каменщики” известили “братьев” из Великого Востока Франции о том, что ложа Андрея Первозванного в Киеве преобразована в Великую Ложу Украины. Великим мастером украинских масонов был провозглашен Симон Петлюра, великим секретарем – его ближайший соратник, вице-премьер и министр юстиции Директории Андрей Левицкий (в 40-50-х годах он возглавлял украинское правительство в эмиграции). Великая Ложа Украины обратилась к французским масонам с просьбой содействовать международному признанию Украинского государства. Однако выступление Петлюры и Левицкого в качестве лидеров украинского масонства неожиданно вызвало активное сопротивление влиятельного масонского деятеля, бывшего лидера киевских мартинистов С. Маркотуна, который в свое время учредил ложи “Нарцисс” и Апостола Андрея. Маркотун являлся масоном довольно высокого ранга и входил в парижскую ложу “Братство Народов” – филиал Великого Востока Франции. Он разослал записки в масонские центры Парижа, в которых обвинил правительство Петлюры в прогерманской и прокатолической политике. Расчет оказался верным – Великий Восток решил не помогать союзникам извечных врагов Франции. Тогда представитель Петлюры в Париже посол Николай Шумицкий, сам имевший высокую масонскую степень и состоявший членом парижской исследовательской ложи Святого Николая, обратился за помощью к великому магистру Великой Ложи Швейцарии Эдуарду Картье Ла Тента. Помощь лидера швейцарских масонов была важна, так как тот одновременно являлся канцлером Международной масонской ассоциации. Шумицкому удалось заинтересовать Картье Ла Тента украинским масонством. Великая Ложа Швейцарии признала петлюровскую ложу и выступила ходатаем за нее в Международной ассоциации. Пока в Париже и Женеве продолжались закулисные масонские интриги, в Киеве сменилась власть. В октябре 1919 года войска Директории были разбиты деникинцами. Однако плодами этой победы воспользовались большевики. Летом 1920 года в Киев вошли части Красной армии. На Украине была установлена советская власть. В сентябре 1923 года конвент Международной масонской ассоциации отклонил просьбу о приеме Великой Ложи Украины. Основанием для такого решения стало обвинение великого магистра украинских масонов Симона Петлюры в попустительстве еврейским погромам на Украине. Антипетлюровская кампания, раздутая либеральными кругами при содействии видных деятелей белой эмиграции, привела к трагедии: 25 мая 1926 года Петлюра был убит неким Шварцбартом, который решил отомстить лидеру украинской Директории за еврейские погромы» . Итак, к октябрю 1920 г., которым датирована статья Троцкого, актуальность чисто масоно-католической версии украинской самостийности отпала сама собой. В 1921 г., особенно в его первой половине, эти разговоры во внутренних отчетах ВЧК еще были актуальны. А к 1923 г., году выхода в свет или написания второй книги С. Дукельского, отпала и актуальность поддержки масона С. Петлюры масонскими ложами, которые ранее им интересовались. Впрочем, все это важно, если машинопись Гуверовского архива подлинная. В противном случае, те кому она принадлежит, вовсе не стремились давать большевикам очередной шанс поквитаться с Петлюрой.

Однако всего этого мало для того, чтобы сделать столь ответственный вывод о подлинности текста Льва Троцкого, хотя, кажется, спичрайтеров этому выдающемуся оратору и публицисту не требовалось никогда. Между тем текст С. Дукельского дает нам возможность полностью подтвердить подлинность двух машинописных страничек, подписанных в печать в октябре 1920 г. Дело в том, что Троцкий в анализируемом тексте называет Симона Петлюру «великим государственным деятелем Сорочинской ярмарки». Но именно эти слова значимо закавычены в публикуемом тексте С. Дукельского «Злая участь постигла “сорочинского генерала Петлюру” и его приспешников у.с.-д. и у.с.-р., пытавшихся подпереть шаткое здание УНР, построенное на лжи, обмане и шовинизме» .

Соотношение между этими закавыченными словами и предыдущим незакавыченным отрывком о Римском престоле и украинском кардинале и текстом, подписанным именем Троцкого, абсолютно такое же. Тем более, что в 1921 г. оригинальные слова Наркомвоенмора еще требовалось закавычивать. Здесь уже случайности быть не может. Ведь все три приведенных нами текста восходят к одному и тому же источнику – Особому отделу ВЧК по Украине . Есть и еще некоторая разница между двумя книгами С. Дукельского. Во второй книге большое место уделяется борьбе с поляками, польской подпольной организации «P.O.W», гибели старшего брата С. Дукельского, Дукельского С.В., конкретным сведениям о действия Особых отделов в конкретных областях Украины. И это не удивляет Ю. Фельштинского. Ставить в центр событий книги С. Дукельского 1923 г. собственного, пусть и героически погибшего брата, как-то политически неудобно… Позволим себе заметить, что стиль этих сообщений совершенно служебный, а книга 1923 г. ни при каких условиях не могла быть тиражирована для массового читателя по примеру знаменитой «Красной книги ВЧК», которую упоминает Ю. Фельштинский.

Анализ книги 1923 г. мы продолжим после настоящей публикации, когда у специалистов будет возможность самостоятельно проверить наши выводы. Принципы комментирования. В качестве комментария к книге С. Дукельского приводятся все доступные нам сведения из русской и украинской Википедий. Мы отдаем себе отчет в трудности верификации сведений этих источников, однако подавляющая их часть, особенно в разделе биографий, восходит к украинским историческим, биографическим и дипломатическим словарям, справочникам и энциклопедиям, ссылки на которые даются в статьях. Везде, где не указаны ссылки на источник информации, это Википедия. В случае, если сведений в Википедиях не было, либо если они нам представлялись недостоверными, мы использовали иные источники информации, на которые всегда дается ссылка в соответствующем примечании. Кроме того, в книге С. Дукельского часто путаются украинские и русские написания фамилий исторических деятелей. Соответствующее написание дается в примечаниях, без исправления опечаток или ошибок в публикуемом тексте С. Дукельского. Их сохранение позволяет сохранить стилистический аромат источника. Сами примечания призваны при первом упоминании соответствующего персонажа или события дать сведения обо всей его последующей деятельности в интересующий нас период, а часто, если это представляет интерес в нашем контексте, и активности в эмиграции. Повторного комментирования встречающихся имен мы не даем. Резкое изменение русского и украинского историографического фона в последние десятилетия позволяет при помощи такого типа комментария создать объемную и, как представляется, современную картину событий на Украине, отраженную в работе С. Дукельского. Многие сведения, которые сегодня приводятся без всякой цензуры, когда-то скрывались или микшировались обеими сторонами. Это очень облегчало идеологическую критику источников с обеих сторон, но никак не способствовало качественной историографической подготовке очень трудных и своеобразных документов . Сегодня происходит обратный процесс, однако мы старались везде, где возможно, проверять приводимые сведения по пересекающимся источникам, как это и было сделано в случае со статьей Л.Д. Троцкого.




На том берегу при нашем появлении засуетились пешие и конные люди. «Неприятель!» подумали мы.
Иконы должны напоминать тех, кого изображают, как например, всем известен теперь лик новоявленного Чудотворца Воронежского Митрофана
Французская армия заняла позицию под стенами города, и Наполеон приказал потребовать сдачи
Зрелище этого народного праздника оживлено и блестяще
Приличнее кажется означенный выше период с 476 г. до 1618 г. назвать периодом военной истории средних времен
Царь же благочестивый ездит по полкам и всех жалует, и утвержает, и труд их похваляет, и жаловати их обещается
Мы можем убежденно сказать, что наш Дом Романовых поспорит в своем историческом значении с любою из лучших династий Запада.
С.С. Дукельский. Итоги деятельности украинской контрреволюции (так называемого “правительства УНР” и социал-соглашательских партий у.с.-д. и у.с.-р.) 1917–1920 гг.
Впервые собраны и описаны все войны России с 860 до 1914 г.
Устройство укреплений на Козельско-Столпицкой засеке.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.